Групповая выставка «Небосклон». Крокин галерея в здании московского планетария. 2013

НЕБОСКЛОН КАК НЕПРЕЛОЖНАЯ БЛИЗЛЕЖАЩАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.

   13. 03. 13 – 22. 04.13

 

Это слайд-шоу требует JavaScript.


«Звездное небо надо мной и моральный закон во мне»

Иммануил Кант

     Метеорит, ворвавшийся в российское пространство 14 февраля — несомненное свидетельство новой ситуации, в которую вступает планета Земля. Впервые за последние 100 лет космическое тело падает в зону непосредственного человеческого обитания. Его полет, стремительный спуск по НЕБОСКЛОНУ со скорость 8 км./сек., зафиксированный простыми средствами – банальной камерой в мобильном телефоне, подтверждает реальную близость космоса, его настойчивое вторжение в нашу реальность, превращая размышления о величественном в естественное обсуждение реальных новостей повседневного. Вместе с тем образность исторической точки, которой мы все сегодня принадлежим, приобретает особую радикальность, включающее в себя многослойный контекст. Проект «Небосклон» в этом контексте транслирует не просто визуально-смысловые связи нашего времени, собирающие, фокусирующие в себе диалоги «земли и неба» — его драматургия, формы, внутренние стратегии становятся моделью, генетическим кодом, в котором сохраняется и актуализируется культурная память о нашем рождении и месте в истории цивилизации. В его образах, в его оптике таятся классические вопросы, заданные авангардом в начале прошлого столетия: кто мы, откуда и куда мы идем? В своих воспоминаниях  о Витебске 20-х гг. Михаил Бахтин рассказывает, как он часто встречал на улицах этого города Казимира Малевича с подзорной трубой, направленной в небо. Взор на небосклон, его магический вектор продолжает жить в Проекте, реализованном в Планетарии, вернее в его андерграундных слоях, в пространстве, откуда традиционно начинается старт в космические измерения. В их структурах рождаются образы подсознания и открываются процессы обнаружения голографических систем и квантовых излучений, формирующих интегральность современных художественных языков, граничащих со сновидениями.

    Топография Планетария, его сфера, взирающая на нас сверху, представляющая небесную реальность в детальности 3D, позволяет рассматривать этот «верхний мир» как бесконечную иллюзию. Скрывающаяся в его подземных кулисах, экспозиция «Небосклон» усиливают феноменальность мерцающих свидетельств, сосредоточенных на нижних уровнях,  в ситуации выхода, как сказал бы К. Малевич, «за нуль форм», в медитативных слоях организма Планетария, в его реликтовых сновидческих «складках».

      Бесконечная вариативность образов нашего присутствия, состояния тотального сканирования всех форм жизни и деятельности, бесчисленные камеры слежения дали возможность технологиям искусства и науки рассматривать процессы сомнительного бодрствования цивилизации как непрерывность сна. Собственно вся московская интеллектуальная школа находится в положения грезящего наблюдателя, за которым непрерывно подсматривает «всевидящее око» Высокого Искусства. Именно способность к саморефлексии в сочетании с голографической моделью разрешает медитативным смыслам новейших художественных систем выявлять метаморфозы сверхличной памяти.

     Гармония «сновидческой вселенной»  как один из визуальных смыслов Проекта заставляет обратить внимание на присутствие в современной культуре «иных» логических систем, сближающихся со структурой сновидения. Ее феноменальность обретает самый актуальный образ о философских проблемах нового знания и прогнозах о появлении неизвестных артефактов в нашем ближайшем будущем. «Действительно ли вселенной приснилось, будто она существует? – задает свой «революционный» вопрос один из самых крупнейших и парадоксальных физиков современности Фред Алан Вольф. – Спит ли она по-прежнему, или все это результат Большого взрыва?».

     Мир неравновесных состояний, представленных в «Небосклоне», приближает нас  «к концу уверенности», но вместе с тем его законы позволяют существовать многообразию точек зрения. Его мерцающие расплывчатые положения успокаивают больше, чем точные, острые, сильные системы Ньютона и Стивена Хокинга. «Бог не играет в кости», — заявлял Эйнштейн, отстаивая принцип детерминизма, унифицированность и определенность. Реальность «Небосклона» пронизана иррациональностью, непредсказуемостью, игрой и риском. Ее образность не требует базовых и математических уравнений, она — нелинейна. Проект формирует не только нашу местную галактику актуальной культуры, которую мы можем рассматривать в домашний «телескоп», но и другие, бесчисленные «метакосмические сгущения» интеллектуальных художественных стратегий. Эта мегавселенная постоянно умножается, самосканируясь, рождая более малые вселенные, попустительствуя непрерывному делению художественной материи.  В Проекте тайное не располагается в горизонтали постистории, его мерцание обнаруживается в вертикальных измерениях, в убегающих вверх, исчезающих в поднебесье «утраченного времени», где можно, задрав голову, успеть поймать стремительно улетающую светящуюся материальность реликтовых частиц. Тех самых, излучение которых свидетельствует о начале рождения нашего сомнительного мира, чье состояние зафиксировано нами с точностью до10-43 секунды.

Виталий Пацюков

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s